“Нефтяной” налог Путина: экспорт нефти станет выгоднее, а фонды модернизации сократятся

30 марта, 2015

С января текущего года в России началась реализация концепции «большого налогового маневра», состоящего в поэтапном, рассчитанном на три года, переформатировании налоговой нагрузки в нефтяной отрасли. В результате нефтедобыча становится более ориентированной на экспорт, освоение сложных месторождений переносится на лучшие времена, модернизация НПЗ замедляется…


Одной из основных задач российской экономики последних лет обозначался уход от сырьевой модели развития к производству продукции с высокой добавленной стоимостью. Однако нововведения «большого налогового маневра» разворачивают экономику, по крайней мере в нефтяной отрасли, в сторону экспорта сырья. По сравнению с декабрем нефтяной экспорт вырос более чем на четверть. И хотя чиновники в Минэнерго рассчитывают, что в текущем году экспорт сырой нефти увеличится на 5 млн тонн, аналитики ожидают более высоких значений.

Налоги и их пороги

Фискальный пресс налогового маневра, сутью которого является перераспределение налоговой нагрузки в нефтедобыче от экспортной пошлины на налог на добычу (НДПИ), на фоне падения мировых котировок на нефть ухудшает ситуацию топливного рынка России. Базовая ставка НДПИ уже в текущем году будет поднята с 470 рублей до 766 рублей за тонну, а экспортная пошлина сокращена с 60% до 42%. К 2017 году эти показатели доведут соответственно до 919 рублей и 30%.

В итоге за три года экспортная пошлина на нефть снизится, а налог на ее добычу возрастет в одинаковых пропорциях – почти в два раза. Вроде паритет сохраняется. Но предусмотренная маневром экономия на экспортной пошлине уже не покрывает дополнительных затрат на уплату НДПИ. Дело в том, что на экспорт уходит менее половины добытой в стране нефти, тогда как НДПИ платится со всего объема. При этом достаточно длинный список месторождений, при разработке которых можно было получить льготы по НДПИ, сократился до единичных случаев. Так, льготные ставки предусмотрены для инфраструктуры, производственных мощностей и части месторождений, задействованных в проекте поставок газа в Китай по газопроводу «Сила Сибири».

Выигрывает бюджет, проигрывают все остальные

Отметим, что высокие экспортные пошлины на нефть позволяли удерживать цены внутри страны на относительно низком уровне. Однако власти решили, что дешевое сырье дает возможность российским производителям нефтепродуктов получать неоправданно высокую маржу, и увеличили поборы в пользу федерального бюджета.

Налоговый маневр увеличил долю государства в доходах от нефтедобычи, новый уровень пошлин избавил от необходимости дотировать партнеров по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС). Так, снижая экспортные пошлины и перекладывая бремя на НДПИ, российские власти препятствуют утечке доходов федерального бюджета через границы с Беларусью и Казахстаном. У этих партнеров по ЕАЭС появляется возможность увеличения беспошлинного ввоза нефти и нефтепродуктов и последующего их реэкспорта. Аналитиками потери России от этого оцениваются более чем в 8 млрд долларов в год.

Вместе с тем, полагают эксперты, поскольку маневр осуществляется в условиях санкций, низких нефтяных котировок, обесценения рубля и оттока капитала, то нововведения принесут в 2015-2017 годы убытки и нефтяникам, и потребителям, и бюджету. Высокая фискальная нагрузка будет толкать компании к очередной «оптимизации», в результате которой госбюджет получит непредвиденные потери, а бизнес–усиление давления со стороны государства.

С целью нивелирования провоцируемого реформой роста внутренних цен на топливо правительству России пришлось включить в пакет большого маневра дополнительную меру: поэтапное снижение ставок акцизов на нефтепродукты (в 2,2 раза). Но уравняв акцизы на топливо «Евро-4» и «Евро-5», власти нарушили обязательство по поддержке перехода НПЗ на выпуск более качественной продукции с высокой добавленной стоимостью. Таким образом, при не законченной модернизации НПЗ исчезают источники ее финансирования. Произойдет урезание инвестиционных программ в сегменте нефтепереработки и нефтехимии.

Более того, к концу года придется закрыться не только небольшим заводам, но и некоторым (принадлежащим «Роснефти», «Сургутнефтегазу», «Русснефти») крупным. В Ассоциации нефтепереработчиков и нефтехимиков полагают, что из 36 крупных НПЗ в группе риска окажется до 12 заводов. Это может привести не только к технологической отсталости, но и к тому, что наблюдавшийся в последние годы тренд роста объемов нефтепереработки (к примеру, в 2014 году они достигли 288 млн тонн, что на 4% выше показателя годом ранее) сменится на обратный.

Поскольку налоговый маневр сократит прибыли и нефтедобывающих предприятий, и НПЗ (а, соответственно, и размер налога на прибыль), то пострадает финансирование региональных бюджетов. Для компенсации выпадающих доходов региональных бюджетов вводится в частности увеличение фискальной нагрузки за счет налога на имущество с переходом на кадастровую стоимость жилья. Кроме того, растет угроза фальсификации топлива. Так, вместо дизельного топлива на АЗС все чаще стали продавать печное, акцизы на которое меньше.

Многие из этих «издержек» обусловлены тем, что «большой налоговый маневр» разрабатывался в расчете на стоимость барреля около 100 долларов, но падение нефтяных цен до 60 долларов и ниже резко изменило экономику маневра. Усугубляет ситуацию и отсутствие синхронизации между изменениями ставок ЭТП и НДПИ: при удешевлении нефти экспортная пошлина снижается значительнее, чем налог на добычу.

Намерение передать избыточную маржу НПЗ в нефтедобычу себя не проявило. Наоборот, итоги января относительно декабря говорят о возникновении тревожной тенденции – сокращении (правда, еще незначительном – 0,25%) у неинтегрированных компаний объемов нефтедобычи. Что неудивительно. И проекты стали более затратными, и маневр привел к усилению налогового пресса.

Найдут ли компромисс?

Нефтяники готовят ряд предложений по корректировке положений налогового маневра. В частности в сегменте нефтедобычи намерены изменить формулу НДПИ так чтобы она адекватно отражала и падение, и рост цен на сырье. В переработке предлагают поднять акцизы на топливо класса «Евро-4», чтобы снизить их уровень для «Евро-5». По мнению специалистов, негативные последствия в отрасли от «большого налогового маневра» начнут проявляться уже весной, что, безусловно, даст нефтяникам дополнительные аргументы.

Однако шансы изменить ситуацию в свою сторону, полагают аналитики, у них невелики. Во-первых, Владимир Путин заявил, что отказываться от этой реформы не намерен. Во-вторых, как утверждает директор департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ Илья Трунин, в результате девальвации рубля денежный поток в отрасли, по мере падения цен на нефть, оказывается процентов на 40 выше, чем при цене нефти в 100 долларов за баррель.

И это понятно: большая часть затрат в нефтяной отрасли осуществляется в рублях, тогда как экспортная выручка идет в долларах. Поэтому Минфин будет настаивать на том, что маневр снижает зависимость бюджета от цен на нефть и смягчает эффект от их падения. При таком раскладе правительство будет заботиться в первую очередь о федеральном бюджете, принося в жертву экономическое развитие. Безусловно, нефтяной отрасли нужна принципиально новая налоговая система, но это дело будущего, которое, тем не менее, следует готовить уже сейчас.

Источник: http://www.benzol.ru

Сообщение отправлено

закрыть
Свяжитесь с нами
Обязательные поля (*)
Отмена
Обратный звонок
Введите ваш номер телефона:
Подписка на новости
Вы успешно подписались на новости
Вы успешно подписались
на новости